Суббота, Июнь 23, 2018
Главная > Наука > Российская компания замораживает тела в металлическом ангаре, находящемся в глуши

Российская компания замораживает тела в металлическом ангаре, находящемся в глуши

© РИА Новости, Ольга Крындина

Немощеная улица на окраине Сергиева Посада не имеет названия. Через несколько десятков метров мы видим лужу, которая оказывается шире самой улицы. Глубина ее неизвестна. Неужели мы опять заблудились?

Но нет: металлические ворота, находящиеся справа от лужи, приоткрываются, и нас приветствует директор по маркетингу компании «КриоРус» Наталья Радиевская.

«Всякие дураки названивают», — рассказывает она о буднях компании. Информационная политика ведется открыто, но некоторые меры предосторожности все-таки необходимы. Например, металлические ворота и выяснение действительных потребностей клиентов.

«Если кто-нибудь звонит и говорит, что хочет заморозить свое тело, мы рассказываем об условиях, даем время на размышление и просим перезвонить через две недели».

За металлическими воротами находится маленький дом и ангар площадью в несколько десятков квадратных метров. Внутри ангара располагаются три белых металлических емкости высотой в несколько метров.

«На самом деле это большие термосы», — рассказывает молодой заместитель директора фирмы «КриоРус» Иван Степин в помещении, где находятся емкости. Он забирается на одну из них, чтобы измерить вакуумметрическое давление. В емкости есть две стенки, а между ними находится вакуум, изоляционным материалом служит перлит. Для поддержания холодного состояния термосов электричество требуется только раз в два месяца, для сохранения вакуума.

«Техника советских времен, — говорит Степин. — Емкости для нас делает псковская компания, которая специализируется на изготовлении корпусов моторных лодок».

Из трех емкостей в данный момент используются две. В каждой из них находится по два куба жидкого азота, температура которого составляет минус 196 градусов.

В этой жидкости плавает почти половина клиентов компании «КриоРус», которые подписали договор о быстрой заморозке своего тела сразу же после смерти. Всего безмолвных клиентов 54, остальные находятся в другом помещении компании, расположенном на территории Московской области.

Название этой деятельности — крионирование. Ее задачей является заморозка человека или важной части тела человека после смерти для того, чтобы в будущем его можно было вылечить. Здесь не говорят о покойниках, только о клиентах, а смерть и старение являются заболеваниями, которые можно вылечить. Когда-нибудь в будущем, когда наука продвинется вперед.

В емкости, находящиеся в Сергиевом Посаде, заглянуть нельзя, поэтому приходится верить на слово. Трудно проверить, что там внутри. По словам Ивана Степина, тела располагаются по кругу по краям емкостей головой вниз.

Пространство, которое остается посреди емкости, заполнено стальными сосудами, в которых находятся головы, мозг и домашние животные.

Некоторые клиенты хотят подвергнуть глубокой заморозке только свой мозг, потому что верят, что в будущем его можно будет снова запустить и подключить, например, к какому-нибудь другому телу. А многие любят домашних животных.

Замораживание домашних животных интересно и с точки зрения компании. Если когда-нибудь изобретут технику оживления замороженных тел, то наверняка начнут применять ее на простейших созданиях.

Кроме того, с кошками можно сделать то, что нельзя сделать с человеком: их можно заморозить еще в живом состоянии, поэтому «перезапуск» в будущем может пройти легче.

По словам Натальи Радиевской, клиенты, страдающие от боли, часто спрашивают, можно ли произвести глубокую заморозку еще до смерти.

«В соответствии с существующим российским законодательством мы не можем ничего сделать с клиентом до тех пор, пока его юридически не признали умершим, — говорит Наталья Радиевская. — Если бы у нас были инвесторы из Швейцарии, теоретически мы могли бы открыть филиал в Швейцарии, где разрешена эвтаназия. Но пока это только разговоры».

«Усыпление домашних животных и замораживание их — это гуманная альтернатива. В этом смысле животные находятся в более благоприятном положении, чем человек».

На крыше металлического ангара в Сергиевом Посаде развевается 15 флагов: у компании есть клиенты по всему миру. Среди флагов можно увидеть и финский флаг с синим крестом, потому что в емкостях хранятся два замороженных финских покойника.

В мире немного фирм, занимающихся крионированием.

«У нас есть партнеры практически везде: в Колумбии, Турции, Китае, да где угодно», — рассказывает по телефону из Швейцарии генеральный директор компании Валерия Удалова. Она возвращается с международной конференции по глубокой заморозке, которая проходила в Мадриде.

Перед отправкой покойнику проводят так называемую процедуру перфузии: его систему кровообращения заполняют консервантами. Затем тело замораживают.

«После перфузии тело охлаждают до температуры сухого льда и отправляют к нам, — продолжает Удалова. — Температура сухого льда составляет минус 79 градусов».

«С этим нет никаких проблем. Эти люди официально считаются умершими, и к ним применимы международные законы о перевозке покойников. Мы получили таким образом тела из Соединенных Штатов, Японии, Голландии, Израиля, Эстонии».

На практике то, что именно можно делать и в какое время, определяет законодательство каждой страны. Если перфузию не удается сделать на родине иностранца, покойника быстро переправляют в Санкт-Петербург для проведения надлежащих манипуляций.

По словам заместителя директора Степина, время, которое имеется в распоряжении, рассчитывается очень индивидуально. Грубо говоря, перфузию необходимо сделать через четыре часа после смерти, если тело покойника находится в комнатной температуре. Если тело клиента ожидает в холодном морге, есть сутки.

Компания «КриоРус» заключает договоры на хранение на сто лет и берет за это 36 тысяч долларов одноразовым платежом. Замораживание головы или мозга стоит 12 тысяч долларов. Такса на замораживание домашних животных рассчитывается в соответствии с их весом. Замораживание любимой кошки обойдется в 10 тысяч долларов, собаки — в 12 тысяч и выше.

Предварительных договоров заключается все больше. По словам Удаловой, фирма заключила 250 договоров с живыми клиентами, которые распорядились заморозить свое тело.

«Договор обязывает нас постоянно быть в курсе того, где находится клиент. В некоторых случаях мы следим за его местонахождением при помощи GPS. Это делается для того, чтобы мы были всегда готовы, — говорит Удалова. — Мы подчеркиваем, что договор нельзя расторгнуть, иначе внуки могут попытаться вернуть деньги. Но если деньги назад не требуют, мы не судимся».

Компания планирует расширить свою деятельность. Она приобретает новые помещения площадью 5 тысяч квадратных метров в Тверской области к северо-западу от Москвы: местная сельскохозяйственная академия срочно распродает свои здания. Там компания собирается разместить ритуальную службу и лабораторию по изучению старения.

В России у компании «КриоРус» нет конкурентов. Почему же Удалова не рекламирует замораживание покойников как успешный бизнес?

«Компания платит людям зарплату, покрывает свои расходы и развивается. Когда-нибудь это станет прибыльным бизнесом, но пока это не так».

По словам Удаловой, отправная точка их деятельности — научная мечта. Сама она по образованию физик, но пишет футуристические тексты под псевдонимом Валерии Прайд.

«Вначале мы создали Российское трансгуманистическое движение, которое объединило примерно 8 тысяч исследователей. Первого покойника заморозили в 2005 году, и только после этого мы с коллегами решили основать компанию».

«Сначала чиновники были в ужасе, когда мы рассказывали о том, что мы собираемся делать с телами. Но теперь мы прекрасно сотрудничаем».

Ученые отвергают идею замораживания

«Вероятность того, что замороженного человека можно будет впоследствии оживить, близка к абсолютному нулю», — комментирует перспективы крионирования заместитель декана медицинского факультета Хельсинкского университета профессор Ханну Сариола (Hannu Sariola).

«Отдельные клетки действительно могут сохраниться в жидком азоте. Они будут представлять интересный материал для будущих исследователей».

Мнение Сариолы разделяют многие, например, нейрохирург профессор Мика Ниемеля (Mika Niemelä) и профессор судебной медицины Антти Саянтила (Antti Sajantila).

Существует три главные проблемы: разрушение тела до проведения заморозки, повреждения, которые вызываются заморозкой, и техника для размораживания, которой еще не существует.

В технологии замораживания есть некоторые подвижки. Главная проблема — равномерное замораживание тканей, чтобы образовавшийся лед не разрушил структуры. С отдельными клетками это получается, но техника для замораживания целого организма находится только на стадии разработки.

Защитники крионирования часто ссылаются на опыт, проведенный в 2009 году, когда почка зайца была заморожена на десять часов при температуре минус 135 градусов, затем была разморожена и снова стала работоспособной.

На майской конференции по крионированию, которая проходила в Барселоне, сообщили об удачном результате пересадки. Научных публикаций по этому вопросу, однако, еще не было.

От замораживания почки до замораживания человека или хотя бы его мозга — долгий путь. Но даже если техника когда-нибудь и будет создана, проблема с продолжительностью всей операции остается. В крионизации часть крови должна быть заменена составом, который будет препятствовать замораживанию, а температура должна снижаться постепенно. Одно только первичное охлаждение до нуля градусов занимает несколько часов. Мозг начинает разрушаться уже через пять минут после того, как прекращает поступать кислород. Поэтому вполне возможно, что он будет поврежден еще до того, как замораживание остановит разрушение.

Мозг, находящийся в замороженном состоянии, изучить трудно, но на практике сотрудники крионической компании предупреждают о возможности повреждения. Обычно в качестве утешения говорится о том, что в будущем повреждения смогут исправить.

По мнению нейрохирурга Ниемили, повреждения, однако, настолько серьезны, что он считает невозможным их устранение, на каком бы уровне не находилось развитие технологий.

Председатель финского общества крионики Антти Пелтонен (Antti Peltonen) признается, что он сам не очень верит в то, что замороженные при помощи современных методов органы можно будет восстановить.

Но, согласно его позиции, информацию, которая содержится в мозге, при полностью успешном замораживании когда-нибудь в будущем можно будет восстановить.

«Мозг можно было бы тщательно сканировать, определить повреждения и исправить их. Затем по этому образцу можно было бы создать действующий модуль, который сохранил бы информацию, которую содержит мозг».

В терминах крионики это означает избежать «информационной смерти».

Модуль мозга можно впоследствии загрузить в компьютер или установить на искусственное тело.

Академик центра по исследованию мозга Университета Аалто Ристо Илмониеми (Risto Ilmoniemi) считает использование модуля мозга в компьютере теоретически возможным.

«Речь, однако, идет о такой сложной системе, что я не думаю, что когда-нибудь это можно будет воплотить».

Председатель финского общества крионики Пелтонен говорит, что область крионики находится в стадии формирования. Для нее сейчас создается зонтичная организация, которая будет охватывать весь мир. С помощью этой организации проходимцы будут отсеяны от серьезных предпринимателей.

«КриоРус» является самой известной коммерческой организацией в этой области. Две другие значительные по размеру организации, находящиеся в Соединенных Штатах, не являются коммерческими. Это ALKOR и Cryonics Institute.

Всего в мире примерно 350 замороженных тел, или «пациентов», как их называют сотрудники соответствующих организаций.

Источник: inosmi.ru